Eka Nova & Lisa Dore
"Я - это не я; ты - это не он и не она; они - не они"© И.Во
Глава 1. ...и все остальные другие правильные вещи.

...июль, 2003 г., среда

Джеффри прислонился к двери запасного выхода и с наслаждением закурил. На улице было тепло, июль радовал солнечными днями, несмотря на пессимистичные прогнозы синоптиков. Парень сидел, глубоко затягиваясь сигаретой, и улыбался своим мыслям. По правде говоря, он был бы рад любой погоде — разразись сейчас обещанная гроза или начнись цунами на Темзе — ничто не могло изменить его настроение. Сегодня он с блеском сдал задание, которому посвятил последние десять дней и был очень доволен собой. Его впервые включили в команду по разработке полевой операции для агента категории «зеро». К своей части задания он подошёл со всей ответственностью, за что и был вознаграждён одобрительными кивками начальника сектора Чалмерса и квотремейстера Ирвина, и заинтересованным взглядом агента 08. Тодд же, немногословно, но прочувствованно хвалил, с гордостью жал руку и напоследок отечески похлопал его по спине, пообещав официальное разрешение на присутствие при разработке полевых заданий любой категории в качестве наблюдателя, при условии, что он сию минуту пойдёт и подпишет все необходимые документы на допуск.
Джеффри достал телефон и позвонил. Гэбриэл сбросил вызов и прислал смс «Я на совещании». «Я сдал» — написал парень и начал было набирать номер Дэвида, когда неожиданно получил ответ: «Отлично, Джеффри, ты молодец». Бутройт улыбнулся.
Парень ещё раз позвонил Кристоферсону.
-Привет, Дэвид, не занят? .. У меня всё приняли без нареканий… Спасибо, да, да… Хотел поблагодарить всех за помощь. Может в паб? .. Завтра? Отлично! А мистер Гэбриэл сможет? Хорошо, я сам скажу… 005? Конечно, буду рад… Выбирайте место… Да, знаю… В семь нормально? Договорились. До завтра.
Внезапно в животе заурчало, и Бутройт посмотрел на часы. Желудок бунтовал совершенно справедливо, обед был в самом разгаре. Джеффри потянулся и отправился в столовую. Он бодро шел по всегда пустому коридору Технического сектора и внезапно увидел Виктора. Тот стоял у стены, стараясь ничем себя не выдать, и явно прислушивался к чему-то, происходившему за поворотом, в лифтовом холле. Парень подошёл к другу, стараясь не шуметь, и услышал обрывки диалога двух мужчин. Один отчитывал другого со злостью и нескрываемым отвращением, а второй тихо оправдывался. На немой вопрос Джеффри, Виктор жестом попросил молчать и слушать. Бутройт замер.
-...Роббинс, сколько ты уже на практике в Кью-Бранч?
-Полгода, сэр
-Ты что, не хочешь, чтобы тебя взяли на работу?
-Хочу, сэр
-А я вот в этом не уверен. Из-за того, что ты тогда облажался, я вынужден каждый раз досконально проверять каждый твой отчет вплоть до каждой грёбаной запятой.
-Простите, мистер Уоллес. Это была всего лишь орфографическая ошибка, и с тех пор я не допускал подобн...
-А откуда ты взял эти данные по второму кварталу?
-Я...
Приглушенно заиграла мелодия на мобильнике Саймона. Разговор резко оборвался, оба мужчины молчали. Телефон звонил и звонил.
-Отключи уже свой телефон, Роббинс! Любовничек твой соскучился? Боже мой… Как же меня тошнит от таких, как ты…
-А задницу твою не тошнит в «Dolce&Gabbana» ходить? — еле сдерживаясь, чтобы не врезать Уоллесу, громко спросил Джеффри, одновременно с Виктором шагнув из своего укрытия.
-Вот, кстати, да, отличный вопрос! — согласился кто-то со стороны лестницы. Все обернулись и увидели Брайана Уоррена, который стоял в дверном проёме и докуривал сигарету, выжидательно глядя на Уоллеса.
На секунду тот растерялся, но быстро взял себя в руки и, как ни в чем не бывало, заявил:
-Уоррен, вы же понимаете, с молодыми сотрудниками, особенно со стажерами, надо быть построже, нельзя ослаблять хватку.
И уже обращаясь к Саймону, добавил:
-Ну, я вижу, пришли твои друзья, Саймон. К сожалению, мне пора. Прошу меня извинить.
С этими словами он быстро ретировался и, отойдя в глубину коридора на безопасное расстояние, крикнул:
-Бутройт, передавай привет Николь.

***

...июль, 2003 г., четверг

Утром в раздевалке Джо сильно ушибла большой палец ноги. Поскольку хлад.пакета в аптечке не нашлось, тренер использовала подручные средства. Попеременно прикладывая к пальцу то гантель, то гриф, то украдкой прислоняя ступню ко всем металлическим поверхностям, она дотянула до полудня. К обеду палец распух настолько, что Джо очень смешно хромала и выглядела при этом милой, несчастной и беспомощной. Видимо, ей было действительно больно, потому что она практически безропотно согласилась всё-таки сходить в медпункт.
Проводив взглядом такси, увозящее раненую в больницу, Энн вволю отсмеялась — всё бы ничего, но образ Джо, которая с осторожностью фроттериста* прислоняла ногу ко всему прохладному, что было в зале, её добил.
Энн возвращалась с ланча в приподнятом настроении.
Открыв дверь в пустую приёмную, она услышала голоса в кабинете шефа.
-... а в этот раз погибли гражданские! Ты всё время превышаешь свои полномочия.
-...
-У тебя есть должностная инструкция агента «зеро». Так действуй в рамках.
Секретарь затаила дыхание: шеф был взбешен, и, как всегда в такие моменты, говорил спокойно, с расстановкой, чеканя каждое слово, а виновник скандала говорил так тихо, что она не могла ничего разобрать.
-Послушай меня. Когда М. поймет, что ты стал неуправляем, тюрьма и пехота покажутся тебе раем, по сравнению с тем, что приготовит для тебя М. Я знаю, о чем говорю.
-...
-Да, ты не останешься без работы. Вопрос твоей занятости — это вопрос твоих желаний и твоих умений. Сейчас я вижу, что ты хочешь убивать и разрушать, и ты умеешь это делать. Так что иди-ка ты в наёмники.
Гэбриэл замолчал, и Энн было подумала, что разговор окончен, но шеф заговорил вновь:
-Хотя, стоп. Ты не справишься, потому что у заказчиков тоже есть инструкция, а ты не можешь работать по инструкции.
-...
-Да, свободен. Можешь идти.
В кабинете раздались шаги, а затем кто-то с той стороны потянул за дверную ручку. Девушка дернулась и сделала вид, что разбирает документы.
-Ты жить хочешь?
Человек за дверью замер.
-Ты всё время ищешь смерть, но когда она приходит, ты убегаешь. Я думаю, ты не хочешь умирать. Может быть тебе пора подумать о МИ6, как о способе выжить? В Британском управлении сейчас с тобой никто не хочет работать. Есть вариант перевода в Европейское управление, Скандинавский сектор. Это максимум из того, что я могу для тебя сделать. Вся оперативная работа категории «зеро», наблюдение за третьей стороной, свежий воздух, кристально чистые озера, тишина, фьорды.
-...
-Стулья IKEA, блядь, будешь там собирать по инструкции! Едешь?! Всё, договорились, иди, пакуй чемодан, документы о переводе заберешь у кадровика.
Дверь открылась.
-Мое почтение, мисс Паркс, — мимоходом бросил мужчина, направляясь к выходу.
-До свидания, мистер Бонд, — одновременно с ним сказала Энн, не поднимая головы от бумаг.
Селектор ожил и сказал голосом Марка:
-Энн, пожалуйста, подготовь перевод Бонда в Скандинавский сектор, я сразу подпишу.
Шеф звучал очень устало. Девушка вздохнула. Она внесла данные и отправила пакет документов на печать. МФУ урчал, выплевывая листки с текстом, Энн стояла рядом, скрепляя страницы степлером.
«Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу!» — думала секретарь, с каждым разом всё кровожаднее загоняя скобы.
Энн ненавидела Бонда. Он нёс с собой хаос, беспорядок и разрушение. От него страдали все, кто оказывался рядом с ним. А больше всех Гэбриэл, который заступался за него с каким-то мазохистским упорством. Вот, например, сегодня его вызвали на работу в шесть утра на закрытую планёрку к Тодду, которая переросла в закрытое совещание, которое, в итоге, вылилось в открытое совещание с участием тех, кому не посчастливилось работать с Бондом: начальников секторов, кадровиков, квотермейстеров, технарей, юристов, бухгалтеров, кажется, даже доктор Холл пришел. Возглавляла совещание М. Все обвиняли Бонда, а Марк его защищал.
Скрепив все листки, Энн разложила документы по пакетам, пакеты по экземплярам, а экземпляры в стопку и несколько раз с силой постучала ею по столу, с удовольствием представляя, как вместо бумаг стучит об стол ушастой головой Бонда.
«Потому что бесит!» — мстительно подумала Энн. — «И надо было именно сейчас, когда Марк начал оживать… Ну, слава Богу, Бутройт ведет себя образцово. Не мальчик, а сплошной позитив, хоть и не знал субординации. А Бонд был всегда за гранью добра и зла».
Энн поправила волосы и понесла документы на подпись. Начальник сидел в одной рубашке, обхватив руками голову. Он был абсолютно никакой. В кабинете отчетливо пахло сигаретами.
-Энн, когда все всё подпишут и завизируют, отправь сканы Свену. — шеф поднял глаза на секретаря. — Пожалуйста, пусть все будет быстро, хорошо?
-Да, я прослежу. На какую дату заказывать билет?
Марк отдал ей документы и коротко ответил:
-Понедельник.
-Может быть пораньше? В субботу?
-В субботу он будет занят — будет пить. В пятницу сделает двухчасовой перерыв, приедет, подпишет бумаги и продолжит напиваться. И в воскресенье. И, может быть, утром в понедельник тоже. А начнёт сегодня, вот буквально, с минуты на минуту, — ответил Гэбриэл с усталым злорадством.
-А 07 будет в состоянии улететь?
-Будет. И улетит, — медленно проговорил шеф, и сжал голову ладонями.
Энн подошла к минибару.
-Виски будешь?
-Водку со льдом, будь добра.
Марк закурил и достал из нижнего ящика стола стакан с несколькими окурками, Энн принесла ему алкоголь, он поймал ее руку и поцеловал. Она нежно погладила его по голове, а потом, обойдя стол, села напротив. Гэбриэл в два глотка осушил стакан, докурил сигарету и начал следующую.
-Спрашивай, Энн.
-А в этот раз ты почему его спас?
-Он хороший агент, за него стоит бороться. Просто сейчас он неуправляемый и не готов к повышению. Лицензия на убийство — это его способ выплеснуть разрушительную энергию. А убивать должен лишь тот человек, для которого смерть не является личной потребностью, — произнёс Марк и после паузы добавил. — Я уже видел, как одному такому же неуправляемому дали «два зеро» и простор для действий, а потом слили, когда он окончательно вышел из-под контроля.
-Думаешь, Скандинавия поможет?
-Скандинавия…Скандинавия? Да конечно поможет…
Мужчина прошел мимо девушки, сел на диван и начал расстегивать запонки. С левой он справился быстро, а правая всё никак не поддавалась.
-Давай помогу, — мягко сказала Энн, присев на подлокотник дивана.
Марк протянул ей руку, наблюдая за тем, как она аккуратно вынула запонку из манжеты, закатал рукава, стянул галстук, лёг на диван и мечтательно улыбнулся.
-Там же Свен начальник. Я помню его ещё по Форту. Тогда ему было пятьдесят и все звали его просто — Один. Он купался в открытом море круглый год в любую погоду до построения и перед отбоем. И только он добился неукоснительного соблюдения устава от Уоррена. А ты знаешь Уоррена. Так что для Джеймса Бонда Скандинавский сектор — это последний шанс.
Гэбриэл замолчал и закрыл глаза.
-Энн... Пусть меня не беспокоят три-четыре минуты.
-Двадцать минут.
-Хорошо, десять минут и закажи мне кебаб с двойной картошкой.
-Окей, я поняла, пятнадцать минут и стейк с салатом.
Начальство хмыкнуло, зевнуло и поудобнее устроилось на диване. Энн аккуратно положила запонки на журнальный столик и направилась к двери, набирая номер доставки.
На столе завибрировал мобильник.
-Посмотри, кто там, пожалуйста…
Девушка вернулась и взяла в руки сотовый.
-О, Бутройт. Ответить?
-Я сам, — сказал Марк и быстро встал с дивана, с размаху ударившись о журнальный столик.
«Оиий… — Энн на секунду зажмурилась. Шеф сморщился, забрал у неё трубку, и ответил на звонок, потирая ушибленное колено:
-Привет, Джеффри, секунду… - и, зажав динамик ладонью, обратился к секретарю, выпалив скороговоркой, — Всё в порядке, милая, я проснулся, с добрым утром, можно кофе?
Энн страдальчески закатила глаза.
«Ну и денёк … » — подумала она и вышла.

***

-Бутройт! Скажи речь! — гаркнул Уоррен, перекрывая шум в баре, и ободряюще взмахнул стаканом виски.
-Да, кстати! Мы пропиваем твои деньги второй час и до сих пор не знаем, зачем собрались, — Марк сделал удивлённое лицо и развёл руками. — Вон Дэвид сидит и не понимает, что происходит, да, Дэвид?
Дэвид отпил свой тоник и посмотрел на Джеффри:
-Давай-давай, я заинтригован не меньше, чем они!
Бутройт поднялся с места под импровизированную барабанную дробь и одобрительные крики.
-Коллеги! — начал он и обвёл нетрезвым взглядом их стол у стены, уже сплошь уставленный пустыми пивными кружками, бокалами и рюмками из-под шотов. — Я горд и счастлив, что вы пришли разделить со мной мой триумф.
Коллеги согласно заулюлюкали, а парень, прижав руку к сердцу, коротко и с чувством поклонился.
-Спасибо за то, что поверили в меня, спасибо за то, что поддержали. Вы смогли показать мне новые возможности и я, наконец, нашёл своё место! Спасибо! Я постараюсь не подвести вас...
Конец речи потонул в громком троекратном «гип-гип-ура», мужчины отсалютовали стаканами и уселись на свои места.
-Бутройт, ты же готовил речь заранее, да? Правда ведь? — Уоррен подмигнул Джеффри.
-Джеффри очень предусмотрительный, — Кристоферсон поправил очки.
-Джеффри очень предусмотрительный и очень толковый, — Гэбриэл покачал кубики льда в стакане.
-Джеффри очень предусмотрительный, очень толковый и очень терпеливый, — невозмутимо продолжил квотермейстер, взглядом указав Бутройту на закипающего агента.
-Джеффри очень предусмотрительный, очень толковый, очень терпеливый и очень скрупулёзный, — весело проговорил Марк.
-Джеффри очень предусмотрительный, очень толковый, очень терпеливый, очень скрупулёзный и очень предприимчивый, — с лёгкой улыбкой подхватил Дэвид.
-В жопу оба пошли, — пробурчал Брайан, закурив и прищурившись от сигаретного дыма.
Бутройт наблюдал за происходящим и не знал, как реагировать. Слишком уж был разителен контраст между сдержанными профессионалами, которых он привык видеть на работе, и этими молодыми мужчинами, которые, сняв галстуки и набросив пиджаки на спинки стульев, веселились, подкалывали и подначивали друг друга и запросто общались с ним. Было чувство, что его приняли в компанию.
-Ну если Бутройт такой ценный кадр, что же ты его раньше не нашёл? — Уоррен затушил сигарету и посмотрел на Марка. — Хреново работаете, мистер Гэбриэл.
-Я просто за шкафом не искал, — спокойно ответил тот, глядя в глаза Бутройту.
-Джеффри очень предусмотрительный, очень толковый, очень терпеливый, очень скрупулёзный, очень предприимчивый и очень неожиданный, — резюмировал Дэвид.
Марк заржал в голос и перевёл взгляд на Уоррена. Агент 005 замер, а потом с абсолютно непроницаемым лицом вдруг прицельно кинул в начальника сектора персонала подставкой под пиво.
-Ау, — Гэбриэл перестал смеяться, нахмурился и, поймав картонку, метнул её точно в грудь противнику.
Уоррен дёрнулся к нему через стол. Квотермейстер резко поставил руку, перекрывая ему путь, и, посмотрев на Гэбриэла, выразительно покрутил пальцем у виска. Потом обернулся к агенту и, молча глядя ему в глаза, медленно убрал руку. Тот закинул ногу на ногу и закурил, не сводя глаз с Марка.
Гэбриэл встал и, ни к кому конкретно не обращаясь, объявил:
-Пойду всем шотов закажу.
Уоррен проводил его взглядом, докурил сигарету и тоже встал, кинув через плечо:
-Выйду проветрюсь.
Джеффри остался вдвоём с квотером. По правде говоря, происшедшее выбило его из колеи. Всё словно перепуталось, все вели себя не так, как он привык. Парень не знал, как себя вести и, чтобы хоть немного вернуть некое подобие комфорта, допил залпом пиво и в поисках поддержки посмотрел на Кристоферсона. Тот был самим собой — усталым, элегантным и совершенно спокойным.
-Сейчас остынут и вернутся.
Джеффри кивнул и покрутил в руках опустевшую пивную кружку.
-Сегодня был на редкость тяжёлый день. А твоё приглашение — как глоток свежего воздуха для нас всех.
Дэвид прищурился и наклонился к Джеффри.
-Слушай, а ты, правда вчера, хотел набить морду Уоллесу? Брайан сказал, что практически разнимал вас.
Парень улыбнулся.
-Давно уже хотел, не смог упустить шанс.
Вернулся Марк и поставил перед ними поднос с тремя рядами рюмок, сел на свое место, лучезарно улыбнулся и сказал Кристоферсону:
-Бармен просил передать, что тебе хватит на сегодня тоника. Сейчас принесут эспрессо.
Тот, приподняв бровь, посмотрел на Бутройта, словно говоря: «Что и следовало ожидать», а Гэбриэлу ответил:
-Спасибо, ты читаешь мои мысли.
За спиной Марка возник 005 и, отвесив ему подзатыльник, предупредил:
-Ты не особо зачитывайся.
Марк отмахнулся от него и весело указал на шоты:
-Хватит прохлаждаться, нас ждут свершения!
Джеффри понял, что конфликт исчерпан. Общение продолжилось, как ни в чём ни бывало. После шотов все пошли играть в дартс. Когда они вернулись за столик, Джеффри окончательно понял, что он пьян; ему было хорошо. Ребята тоже угомонились и сидели, лениво перебрасываясь фразами; они выглядели пьяными, но неизвестно, были ли они пьяны на самом деле. Бутройту отчётливо хотелось чего-то; странное ощущение внутри не давало возможности полностью присоединиться к общей алкогольной нирване. Пьяный мозг никак не мог сформулировать желание.
Он обвёл глазами их столик. Марк обсуждал с Уорреном новую модель Lamborghini, Кристоферсон оперся локтём о стол и изредка поддерживал разговор. Джеффри видел его профиль и ладонь Брайана, которая медленно гладила кожу на его шее, то исчезая под расстёгнутым воротником, то поднимаясь вверх, чуть сжимая короткие волосы на затылке. Джеффри как под гипнозом, не отрываясь, следил за этим, пока вдруг в какой-то момент не ощутил невидимую ладонь на своей шее. Вдоль позвоночника пронеслось волной тепло, Бутройт поспешно вскочил.
-Сейчас вернусь.
Все трое удивлённо посмотрели на него, Гэбриэл сидящий с ним рядом встал, чтобы дать ему выйти.
-Эй, Бутройт, — окликнул его Марк, — тебе взять что-нибудь?
-Да, кофе, пожалуйста, — ответил он, не оборачиваясь, и начал пробираться к туалету.

Джеффри толкнул дверцу туалетной кабины, и вышел к умывальникам. Он ополоснул руки и прижал холодные ладони к щекам, с облегчением чувствуя, что трезвеет. Решив оставить самоанализ «на потом», он вышел из туалета с твёрдым намерением быстро выпить кофе, расплатиться и поехать домой. Да, прав бы Кристоферсон, день действительно оказался тяжёлым.
Бутройт шёл от туалетов по узкому коридору, в конце которого был хорошо виден торец барной стойки с пивными кранами. Там оказался Марк, который стоял к нему спиной и, по-видимому, ждал заказ. Облокотившись на стойку, он вынул сигарету и поискал зажигалку в карманах. Не найдя её, он обратился к стоящему рядом темноволосому парню. Тот обернулся, и что-то сказав, указал подбородком через плечо. Гэбриэл скользнул ладонью в задний карман его джинсов и чуть наклонился к нему, словно что-то спрашивая. Брюнет улыбнулся, посмотрел на часы и коротко кивнул. Марк убрал руку и прикурил, взяв со стойки чью-то зажигалку. Увидев это, парень засмеялся и склонил голову набок. Бармен поставил перед Гэбриэлом чашку кофе и две пинты пива. Тот забрал заказ и, закусив фильтр сигареты, направился к столику.
Джеффри просто стоял и наблюдал всю сцену от начала и до конца, постепенно осознавая, как под властью алкоголя, когда мозг, логика и здравый смысл спали мёртвым сном, в нём просыпались старательно забытые чувства и ощущения.
И, кажется, он не особо возражал.


фроттерист — любитель прижиматься к женщинам в общественном транспорте

@темы: пока не истерлись даты